Пираты на монетах

Авто, мото, велотехника и здания, сооружения

Модератор: Администрация клуба

Аватара пользователя
Anton89
Сообщения: 1401
Зарегистрирован: 10 дек 2008, 02:20
Откуда: г.Гродно

Пираты на монетах

Сообщение Anton89 » 12 фев 2009, 00:33

В начале XVI века Испания и Португалия безраздельно властвовали над богатствами Нового Света. Такое положение дел категорически не устраивало их северных соседей. Так возникло каперство - узаконенное пиратство под эгидой королевских дворов.

Особенно преуспела в организации пиратства на госслужбе британская королева Елизавета I. В годы ее правления (1558-1603) была отлажена модель партнерства на вере. Британцы отправлялись в экспедиции, имея заверенные королевским двором каперские свидетельства - документы, дававшие право на ограбление судов неприятеля. Полученные от грабежей судов доходы распределялись между казной и пиратами. Впрочем, перспектива делиться многих пиратов не устраивала, и они начинали грабить "по-черному", забывая об основном партнере в Лондоне.

Самые выдающиеся пираты той эпохи увековечены в монетах.

Так, Австралийский монетный двор города Перта в начале 2009 года выпустил серию из 5 памятных серебряных монет Тувалу, посвященных самым знаменитым пиратам в истории. Серия называется "Золотой век пиратства". Каждая монета номиналом 1 доллар имеет традиционный дизайн аверса, на котором изображен портрет Елизаветы II, указан год, номинал и страна. На реверсах указаны имена пиратов (Черный Барт Робертс, Черная Борода, Капитан Кидд, Генри Морган и Коленкор Джек), изображены их портреты и парусные суда.

Изображение

Каждая монета состоит на 99,9 процентов из серебра, весит 31,135 г и имеет диаметр 40,60 мм. Тираж монеты - 1500 экземпляров.

Изображение Черного Барта сопровождается цветными образами золотых и серебряных монет и золотого креста, инкрустированного алмазом. Образ легендарного английского пирата по прозвищу Черная Борода на второй монете также сопровождается изображением сокровищ. На третьей монете образ пирата Уильяма Кидда дополнен цветной картой сокровищ и оружием. Рядом с сэром Генри Морганом на четвертой монете помещена бутылка с ромом. А изображение Коленкора Джека сопровождается цветным изображением пиратского флага.



Аватара пользователя
Anton89
Сообщения: 1401
Зарегистрирован: 10 дек 2008, 02:20
Откуда: г.Гродно

Сообщение Anton89 » 20 апр 2009, 22:58

Знаменитые пираты на монетах Кубы 1995 г. Серия "Piratas del Caribe".

Изображение

Эта серия выпущена в четырех вариантах. Самым доступным является никелевый - монеты номиналом 1 песо (тираж - 20 тыс. экземпляров, $60 за комплект). Две серии из серебра 925-й пробы достоинством 20 песо (20 г, тираж - 10 тыс. экземпляров) и 50 песо (55,5 г, тираж - 3 тыс. экземпляров) обойдутся в $360 и $1500 соответственно. А если вам захочется лицезреть любвеобильных дам-пиратов в золоте 917-й пробы (13 г, тираж - 1 тыс. экземпляров), то и цена будет почти пиратская - около $2 тыс. за серию.

Капитан Уильям Кидд - английский капер, известный громким судебным разбирательством над его жесточайшими преступлениями и пиратскими нападениями, которые оспариваются и по сей день.
Изображение

Эдвард Тич по прозвищу "Черная Борода" - знаменитый английский пират, действовавший в районе Карибского моря в 1716—1718 годах.
Изображение

Пит Хейн - голландский капер, адмирал, оперировавший в Атлантике и Карибском море в 20 годах ХVII века против Испании.
Изображение

Генри Морган - знаменитый английский мореплаватель и пират, вице-губернатор и главнокомандующий военно-морскими силами Англии на острове Ямайка. Его первой широкомасштабной операцией был налёт на город Пуэрто Принсипе. «Жемчужиной» налётов и диверсий было разграбление и уничтожение города Панама в 1670 году.
Изображение

(Источник - http://forums.corsairs-harbour.ru)

Аватара пользователя
Anton89
Сообщения: 1401
Зарегистрирован: 10 дек 2008, 02:20
Откуда: г.Гродно

Сообщение Anton89 » 20 апр 2009, 22:59

История Мэри Рид и Энн Бонни не будет полной без упоминания Калико Джека (Джека Рекема). Он был типичным мелким пиратом, на небольших шлюпах промышлявший в районе побережья. Именно в его экипаже и присутствовали две женщины: Энн Бонни и Мэри Рид.

Базируясь на Багамах, Рекем совершал рейды между Бермудами и Гаити (Испаньолой). Ему удалось захватить несколько кораблей и разжиться ценными трофеями. Затем Рекем курсировал вокруг Кубы, нападая и здесь на корабли, прежде чем достиг северного побережья Ямайки. Здесь удача покинула его.

Рекем встал на якорь у западной оконечности острова, когда внезапно появился шлюп губернатора. В этот момент почти вся команда Рекема была в стельку пьяна. Трезвыми были только обе женщины. Они пытались привести пьяных пиратов в чувство, но тщетно. Тогда они обрубили якорь и попытались уйти. Но губернаторский шлюп настиг их. После непродолжительной перестрелки, капитан Барнет повел свою команду на абордаж пиратского шлюпа. Сопротивление смогли оказать только Бонни и Рид. Рекем был слишком пьян, чтобы понять, что вообще происходит. Сопротивление женщин было быстро сломлено, корабль захвачен, а пираты взяты в плен и отправлены в Порт-Рояль, где состоялся суд.

Женщины-пираты оказались настоящей сенсацией. Публику шокировало, что обе пиратки годами жили среди мужчин и вели себя по-мужски, пренебрегая всеми правилами, считавшимися приличными женскому полу. То есть вина Бонни и Рид была двойной: они не только были морскими разбойниками, но и ниспровергателями норм общественного приличия.

Изображение

Мать Мэри Рид с детства одевала свою дочь как мальчика. Позднее Рид заняла мужскую должность в службе внутренних перевозок. Тут она познакомилась и вышла замуж за солдата. Когда ее муж умер, она вернулась к своей «мужской ипостаси» и завербовалась матросом на Карибское судно. В 1717 году судно было захвачено пиратами, и Мэри Рид согласилась поступить на службу к пиратам. Там она познакомилась с Энн Бонни, любовницей Рекема.

Изображение

По свидетельствам того времени, Энн Бонни начала свою карьеру юнгой, хотя и сохраняла свое женское достоинство. Покинув дом, она вышла замуж за моряка, который вскоре стал пиратом. Ее муж был из числа пиратов Нью-Провиденса. Здесь Бонни встретила Мэри Рид, хотя разные источники дают противоречивые сведения относительно характера их первой встречи. В любом случае женщины подружились, что не удивительно, если учесть их практически одинаковую биографию.

В Нью-Провиденсе Энн Бонни познакомилась с Рекемом, который убедил ее бросить мужа. Женщин судили отдельно от остальных пиратов в связи с их дурной славой. Суд отмечал, что обе «отличались распущенностью, склонностью к кощунству и богохульству, а также склонностью немедленно удовлетворять свои желания». Жертвы утверждали, что в бою обе женщины носили мужскую одежду, но в остальное время одевались как женщины. Суд приговорил обеих к смертной казни, но приговор пришлось отменить после того, как выяснилось, что обе женщины беременны. Мэри умерла в ямайкской тюрьме в 1721 году, а судьба Энн неизвестна.

Аватара пользователя
ironbutterfly
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 15:09
Откуда: Ukraine

Сообщение ironbutterfly » 18 июн 2010, 02:03

Вануату, 50 вату 2005 - капитан Кидд.

Изображение

Уильям Кидд был одним из наиболее известных пиратов, причем известностью он обязан не столько успешности своей деятельности, сколько своей судьбе. Он совершил всего одно плаванье и захватил всего один серьезный трофей, но этого оказалось достаточно, чтобы стать причиной серьезнейшего политического скандала.

Прежде чем стать пиратом, шотландец Кидд служил на каперском корабле, действующем в Карибском море. Кидд поселился в Нью-Йорке, но в 1695 году отправился в Англию, надеясь получить там более выгодную каперскую лицензию. Там он познакомился с графом Ричардом Белламонтом, только что назначенным новым губернатором Нью-Йорка и Массачусетса. Белламонт вскоре подключил Кидда к своим планам заняться полулегальным каперством. Кидд должен был командовать каперами, для которых предполагалось построить специальный корабль. Доходы от каперской деятельности должны были поступать покровителям Кидда, в том числе самому Белламонту и другим влиятельным особам.

Для Кидда приобрели 34-пушечный корабль «Эдвенчур Гэлли», а также оформили ему каперское свидетельство, разрешающее борьбу с французами и пиратами. Кроме того, Кидду намекнули, что влиятельные особы будут смотреть сквозь пальцы и на откровенное пиратство, если оно будет приносить хороший доход.

Однако контракт был составлен таким образом, что доля Кидда в добыче оказалась невелика, а у его матросов еще меньше. Основные деньги уходили тем самым влиятельным лицам. Это обстоятельство и предопределило ход последующих событий.

В мае 1696 года Кидд вышел в море, покинув Нью-Йорк и направившись через Атлантику к западному побережью Африки. Затем он переплыл в Индийский океан и в апреле 1697 года, пополнив экипаж на Мадагаскаре, начал пиратскую деятельность. В августе он нападал на корабли Ист-Индской компании, но всякий раз терпел неудачу. Попытка напасть на португальские корабли также ни к чему не привела. Сумев захватить лишь небольшой английский корабль, Кидд вернулся на Лаккадивские острова, где встал на ремонт.

В ноябре Кидд снова вышел в море, но едва ушел от двух слишком хорошо вооруженных кораблей, на которых попытался было напасть. Вскоре произошел конфликт между Киддом и канониром, который закончился тем, что Кидд убил оппонента. Так ему удалось на корню пресечь мятеж. Взяв еще несколько небольших трофеев, в январе 1698 году Кидд, наконец, захватил достаточно крупную добычу - «Кведдах Мечент». Трофей оказался настолько хорош, что Кидд решил бросить разваливающийся «Эдвенчур Гэлли» и в дальнейшем плавать на трофейном корабле, который он окрестил «Эдвенчур Прайз».

Ист-Индская компания заставила правительство официально объявить Кидда пиратом, что исключало в дальнейшем возможность попасть под амнистию. Это также означало, что о поддержке «влиятельных людей» можно было забыть.

Оказавшись в розыске, Кидд вернулся на Карибы, а затем добрался до Бостона, где попытался установить контакты с Белламонтом. Но в апреле 1700 года Кидд был арестован по приказу Белламонта и отправлен в цепях в Англию.

Оказавшись в тюрьме, Кидд превратился в разменную фигуру в политической игре. Оппозиция требовала предъявить обвинение покровителям Кидда, самому Кидду пришлось давать показания в парламенте. Правительству удалось сохранить лицо и не публиковать компрометирующие документы. Политическое дело замяли. Однако это нисколько не облегчило участь самого Кидда. Для правительства он оставался слишком опасным свидетелем. Поэтому в мае 1701 года состоялось новое заседание суда. Кидда признали виновным в убийстве канонира и пиратстве.

Кидда повесили в Уоппинге, а тело его в клетке вывесили над Темзой для предупреждения всем потенциальным пиратам. Ходили слухи, что Кидд зарыл свои трофеи на Лонг-Айленде прежде чем появился в Нью-Йорке. По-видимому, это было так, поскольку Белламонт сумел найти многие трофеи Кидда. Фактически, Белламонт оказался единственным человеком, получившим от деятельности Кидда хоть какую-то выгоду.
Последний раз редактировалось ironbutterfly 18 июн 2010, 16:24, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
ironbutterfly
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 15:09
Откуда: Ukraine

Сообщение ironbutterfly » 18 июн 2010, 14:10

Самоа, 10 долларов 1997 - золото капитана Флинта. Карта Острова Сокровищ.

Изображение

Аватара пользователя
ironbutterfly
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 15:09
Откуда: Ukraine

Сообщение ironbutterfly » 18 июн 2010, 14:59

Пираты древности

С образованием первых государств древнего мира одновременно возникают и первые торговые пути. В таких исторических документах как кодекс законов Хаммурапи, табличках библиотеки Ашурбаниппала и других, перечислен список перевозимых товаров того времени: мед и ладан, строительный лес и слоновую кость, зерно и рабов, золотые и серебряные украшения и многое другое. И, вполне естественно, они привлекли к себе внимание древних пиратов.

Происхождение морского разбоя, как вида опасного промысла, относится к самым древним временам. Описание пиратских набегов встречается еще в греческих мифах и скандинавских сагах, в фольклоре многих народов. Долгое время занятие это ничуть не считалось постыдным, а даже похвальным. И это вполне понятно, ибо оно было сопряжено с огромным риском, требовало от людей большого мужества и отваги. Эпические поэмы переполнены рассказами о морских грабежах, отношение к которым в высшей степени сочувственное.

Самыми известными пиратами древности по праву считались финикийцы. Они были лучшими, искуснейшими моряками своего времени. Задолго до других, их корабли прошли Геракловы столбы (Гибралтар) и вышли в Атлантику.Они первыми нашли путь в Страну олова - Британию, а примерно в 600 г.до н.э. отряд финикийцев, состоящих на службе у египетского фараона Нехо на нескольких кораблях обошел вокруг Африки. Но помимо открытия новых земель и торговли, основным занятием финикийцев была работорговля. Большая часть рабов на рынки Родоса поступала с захваченных и потопленных кораблей, ибо долгое время ничьи суда не могли сравниться по скорости с финикийскими.

Оссиан, бард севера, воспевал бесчисленных героев, спускавшихся с бурых холмов и на утлых суденышках добиравшихся к берегам древней Ирландии. "Пена, - говорил он, - прыгала под их палубными судами, мачты с белыми парусами гнулись под напором ветра, подобные тем еловым лесам, которых высокие вершины убеляет суровая зима. Мы часто переплывали моря, чтобы нападать на иноземцев; ржа смывалась о мечей наших в крови, и цари земные оплакивали свои потери".

Сыны Эллады тоже не остались в стороне от "божественного" промысла, о чем содержаться многочисленные упоминания у Гомера. Например, поход Аргонавтов - это по своей сути самая настоящая разбойничья экспедиция, но воспета как героический подвиг: Одиссей хвастается своими корсарскими победами и перечисляет захваченное имущество: "...град мы разрушили, жителей всех истребили. Жен сохранивши и всяких сокровищ награбивши много, стали добычу делить мы, чтобы каждый мог взять свой участок...".

"Какое ремесло твое?" - спросил мудрый Нестор у молодого Телемака, отыскивавшего отца своего после падения Трои. "Путешествуешь ли по делам своей земли или принадлежишь к числу тех пиратов, которые распространяют ужас на отдаленнейших берегах?"

Афинские законы утверждали Общество пиратов и регламентировали его деятельность - помощь во время войны, охрана торговли и побережья и т.д. Периодически возникали целые государства, занимавшиеся пиратством. Поликрат Самосский, тиран острова Самос (537 - 522 г до н. э.) вел в широких размерах морской разбой и грабил острова и побережья. Он организовал первый известный в истории морской рэкет: греки и финикийцы платили ему, чтобы обезопасить свои суда и грузы от нападений и грабежа, а моряков от смерти.

Доход от пиратства был так велик, что Поликрат построил на острове Самос дворец, считавшийся одним из чудес света той эпохи. Несмотря на то, что в его эпоху морской разбой был частью политики и торговли, Поликрат отличался такой алчностью и занимался пиратством в столь крупных масштабах, что вошел в историю как самый прославленный пират античности. В 522 году до н. э. персидский царь Оройтес обманом заманил Поликрата в Магнесию под предлогом заключения договора о ненападении, где захватил и распял его. Однако после смерти диктатора Самоса пиратство в Эгейском море только усилилось и, с переменным успехом, существовало на протяжении всех древних веков.

Это продолжалось примерно до VI века до н.э. Расцвет Карфагенской державы, чей мощный флот охранял торговые пути, и завоевание Финикии более чем на три века сдерживало пиратство в рамках каботажного. Однако противостояние с Римом, приведшее к трем Пуническим войнам, привело Карфаген к полному военному разгрому. На некоторое время на море наступает безвластие. Это приводит к новому этапу пиратства - киликийскому. Особое усиление пиратства можно было наблюдать после окончания Третьей Пунической войны. После 3-х летней осады Карфаген был захвачен римскими войсками. Римляне разрушили и сожгли город . Уцелевшие жители были проданы в рабство. Карфаген был разрушен и финикийские мореходы, лишившись своего традиционного торгового партнера, пополнили ряды средиземноморских пиратов. В первом-втором веке до н. э. пираты контролировали все Средиземное море, от Геллеспонта до Геркулесовых столбов.

Пираты не только захватывали корабли и разоряли прибрежные города. Они также занимались грабежом на дорогах Италии, и дошло до того, что двое преторов вместе с сопровождающими их ликторами были пойманы почти у самых ворот Рима и отпущены только после уплаты огромного выкупа. Из-за постоянного морского грабежа торговля становилась невыгодной и цены росли. Под давлением римлян Сенат предпринял несколько походов против пиратов, но не добился в них успеха. Причина этого крылась в слабости римского флота и раздробленности римского государства, раздираемого распрями. В первом-втором веке до н. э. пираты контролировали все Средиземное море, от Геллеспонта до Геркулесовых столбов.

Римляне в первые века своей истории морского разбоя совсем не знали, так как у них не существовало и мореплавания, что, с одной стороны, мешало Древнему Риму успешно справиться с морским разбоем, а с другой - обусловило особую ожесточенность против пиратов. Казнь на кресте - вот единственное наказание, которое Рим признавал подходящим для пиратов.

Воспользовавшись междоусобиями, долго препятствовавшими римской республике заниматься своими внешними интересами, киликийские пираты в короткое время достигли такого могущества, что по сказанию Плутарха, они учредили арсеналы, наполненные воинскими снарядами и машинами, разместили гарнизоны и маяки на всем азиатском берегу и собрали флот с лишком в тысячу галер. Суда их, блистая царскою роскошью, имели позолоченные, пурпурные паруса и обитые серебром весла. Никогда впоследствии не было примера, чтобы пираты так дерзко выставляли добычу перед глазами ограбленных.

Замки корсаров тянулись далеко в глубь ликийского, киликийского и памфилийского берегов, практически все Средиземное море было под их контролем. Греческие приморские города вынуждены были заключать с "новым царством" договоры, открывать им свои гавани для починки кораблей и рынки для торговли.

Пираты образовали особое государство, где место национальной связи занимала тайная связь, основанная на общности гонений и преступлений. То, что приобретали пираты, было на их языке не награбленным имуществом, а военной добычей. Поскольку пиратов ожидала в случае поимки казнь на кресте, то они считали себя вправе мстить. Особенно они ненавидели римских граждан. Чаще всего к ним применялось выработанное тогда и сохранившееся до наших дней выражение: "За борт!", то есть приглашение добровольно броситься в море.

В 228 году до н.э. Риму пришлось вести борьбу с иллирийскими пиратами. Властитель Скодри (Скутари) соединил иллирийские племена и организовал из них настоящее корсарское царство. Его эскадры терроризировали все прибрежные города и полностью прервали торговлю в Эгейском и Адриатическом морях. Римляне выслали против царя Аргона, стоявшего во главе пиратов, 200 кораблей, которым удалось разгромить его флот и прекратить на время организованный морской разбой. Первоначальное устройство киликийские морские разбойники получили при Тифоне (II век до н.э.), захватившем с их помощью Сирийское царство.

В 102 году до н.э. Риму вновь пришлось снарядить экспедицию под руководством претора Марка Антония для борьбы против сицилийских пиратов, но она успеха не имела.

Постепенно обнаглев от безнаказанности, киликийские пираты начали нападать даже на римские корабли, благо Римская республика в то время была охвачена фактически гражданской войной между сторонниками Мария и Суллы, и Риму было не до этого. Дело дошло до того, что однажды разбойникам в 81 году до нашей эры удалось захватить в плен тогда еще молодого Юлия Цезаря, который был изгнан из Рима диктатором Суллой, опасавшегося этого молодого аристократа.

Цезарь решил заняться ораторским искусством и отправился с многочисленной свитой на Родос, где располагалось училище риторики (по другим данным, спасаясь от проскрипции Суллы, он укрылся при дворе Никомеда, короля Вифинского и только на обратном пути он попал в засаду). Около острова Фармакуза их парусник был захвачен киликийскими пиратами. Выбросив его спутников за борт, пираты обратили внимание на его пурпурную тогу, и предположив, что Цезарь, наверное, знатная особа, предложили отпустить его за большой выкуп. Захваченный в плен, он сохранял полное спокойствие и занимался подготовкой своих речей, не обращая на пиратов внимания.

Пираты долго спорили о размере выкупа и решили установить неслыханную по своей величине цену в 10 талантов (1 талант - 26,2 кг серебра). Однако Цезарь, возмущенный показавшейся ему низкой оценкой, сказал, что стоит 50 талантов. Пираты, естественно, спорить не стали и милостиво согласились. При этом не учли угрозы Цезаря рассчитаться с ними когда будет свободен - соберет корабли, поймает всех пиратов и повесит. Это конечно разозлило пиратов, но 5000 золотых монет представляли собой огромную сумму, и они пропустили эти слова мимо ушей.

Цезарь провел у пиратов две недели, не прекращая своих занятий и не высказывая никаких признаков страха. Залог в размере 5000 золотых монет был внесен его родственниками наместнику Милета, и пираты получили деньги в обмен на пленников. Обретя свободу, Цезарь немедленно обратился к наместнику с просьбой предоставить ему четыре военные галеры и пятьсот солдат, и взял курс на Формозу. Пираты в это время делили добычу и были не в состоянии сопротивляться.

Цезарь захватил 350 пиратов, освободил всех пленников и получил назад всю сумму выкупа. Затем он отправился на Пергам, к претору Малой Азии, чтобы получить разрешение на смертную казнь пиратов. Претор находился в это время в отъезде, и, заковав пиратов в крепость, Цезарь отправился за ним. Однако его ждало разочарование - подкупленный пиратами претор не дал разрешение на их казнь и обещал заняться этим делом лично после возращения. Однако Цезарь не собирался отступать: вернувшись в город, он сообщил, что получил специальные полномочия на смертную казнь от самого Суллы, хотя этот рискованный шаг мог стоить ему головы. Все 350 пиратов были казнены, а тридцать главарей распяты на кресте, однако, в благодарность за хорошее отношение к нему, дал указание перед распятием на кресте перерезать им горло.

После казни Цезарь продолжил свое путешествие на Родос, надолго очистив Средиземное море от пиратов, а местных купцов - от необходимости выплачивать разбойникам дань.

Внутренние раздоры на время заставили Рим оставить в покое пиратов, но в 73 году до н.э. снова была послана против них экспедиция под начальством претора Антония Критского. Однако, вместо того чтобы бороться с морскими разбойниками, Антоний вступил с ними в союз и сообща грабил Сицилию.

Однажды, пираты захватили римский караван, везший в Рим хлеб из Сицилии и с берегов Северной Африки. Это вызвало в Риме голод, так как в самой Италии в этот год был неурожай. Голод стал причиной крайнего недовольства и последовавших за этим народных волнений. Патриции, и трибуны, стоя между двумя предвестниками близкой гибели, прекратили на время свои интриги. По предложению народного трибуна Авла Габиния в 67 году до н. э. разгром пиратов был поручен Помпею. Получив в свое распоряжение пятьсот кораблей и стодвадцатитысячную армию, Помпей дополнил команду каждого корабля опытными иноземными моряками, благодаря чему получил фактически неодолимый флот на Средиземном море. После чего он разбил его на тридцать отрядов и одновременно атаковал все крупнейшие пиратские базы средиземноморья, нанеся удар по побережью Сардинии, Сицилии, Африки, Франции и Испании.

Пятьсот кораблей поплыли к Азии, заграждая все сообщения Востока с Западом и уничтожая все, что покушалось пройти мимо них. Стесненные более и более этим убийственным оплотом, пираты в отчаянии и беспорядке возвращаются в Киликию и сосредоточиваются в крепости Карацезиум, чтобы попытать шансы решительной битвы. После сорокадневной поездки, ознаменованной значительными призами и уничтожением множества пиратов, Помпеи принимает последний решительный вызов, сжигает их суда и превращает в прах стены Карацезиума. Потом, высадившись со всею армией, преследует свою победу, берет и уничтожает одно за другим все укрепления, сооруженные между берегом и Тавром, в которых спрятаны бесчисленные сокровища, награбленные в Греции, Италии, Испании. Но, кончив это дело, римский полководец пощадил остатки побежденных - Помпей предусмотрительно объявил помилования тем из пиратов, кто сдастся без борьбы.

В результате вместо трех лет, отведенных ему Сенатом, он справился со своей задачей всего за три месяца. Впрочем, римляне не оценили этот успех по заслугам: в триумфе Помпею было отказано.

Впоследствии римлянам в период правления императора Августа вновь пришлось бороться с пиратами. В V веке н.э. после шестивекового перерыва Карфагенский порт наполнился эскадрами новых пиратов - вандалов, которые быстро овладели почти всем побережьем Римской империи. Но это уже совершенно другая история.

(Источник - http://legends.by.ru/pirates/1.htm)

Аватара пользователя
ironbutterfly
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 15:09
Откуда: Ukraine

Сообщение ironbutterfly » 18 июн 2010, 15:53

ПИРАТЫ И ПЕНСЫ, ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОГО ЛОЗУНГА

На самой ранней монете Багамских островов – медном пенни 1806 года отчеканена латинская фраза: «Expulsis piratis restituta commercia» («Изгнав пиратов, восстановили коммерцию»). На первый взгляд она кажется анахронизмом. Последние багамские пираты нашли свою смерть на виселицах или в сражениях лет за 80 до появления этого пенни, а те, кто уцелел, давно покоились в приличных могилах. С другой стороны, в эпоху Наполеоновских войн на морских путях у Нового света было неспокойно – за британскими судами охотились французские и испанские корсары. И при чем тут Expulsis piratis? Если судить по году чеканки, то ни при чем. Латинское изречение появилось на монетах, поскольку являлось официальным девизом Багамской колонии. Сочинил его губернатор Вудс Роджерс, сумевший в конце 1710-х годов ликвидировать здесь последнее пристанище пиратов Карибского моря.

Изображение

Багамский архипелаг, расположенный между Флоридой и Кубой и насчитывающий 40 крупных островов плюс несколько сотен мелких, служил укрытием для пиратов с самого начала колонизации обеих Америк. Британцы взялись осваивать архипелаг в середине XVII века. На острове Нью-Провайденс они основали поселение Чарлзтаун, впоследствии переименованное в Нассау и ставшее столицей Багам. В 1670 году Карл II подарил острова нескольким своим приближенным. Те, приняв презент, тут же о нем позабыли, поскольку гораздо больше интересовались состоянием дел в своих владениях в Южной Каролине. Багамы, несмотря на наличие представителя законной власти - губернатора, превратились в логово пиратов всех мастей. Испанцы, чьи галеоны грабились чаще всего, устраивали в ответ карательные рейды и неоднократно захватывали Нассау. Но пиратское сообщество на Багамах только ширилось за счет поселенцев, разочаровавшихся в мирной жизни и притока морских бродяг, потерявших свою прежнюю базу - Порт-Ройал на Ямайке.

В 1706 году пираты в результате «беззаконного мятежа и пьяного бунта» установили свою власть в Нассау. Законопослушных поселенцев силой заставили перебраться на один из островов архипелага. Лишь спустя 11 лет министры Георга I, которому были безразличны интересы фаворитов своего покойного двоюродного дяди, уговорили короля отобрать Багамы у лордов-владельцев Каролины, дабы навести на островах порядок. К тому моменту в Нассау обосновались более 2000 пиратов, и наибольшим авторитетом среди них пользовался Эдвард Тич по прозвищу Черная Борода. Бывший капер на службе британской короны, он был рядовым разбойником, пока не взял на абордаж крупное торговое судно, которое переоборудовал в 40-пушечный корабль – самый мощный в местной пиратской флотилии. Сам Тич, устроивший свою резиденцию в главном форте Нассау, носил при себе сразу шесть пистолетов и, помимо безрассудной храбрости, отличался необыкновенной удачливостью. Каждый месяц Черная Борода захватывал не менее одного корабля (разумеется, не обращая внимание на флаг, под которым тот шел).

Губернатором такого вот бандитского гнезда Георг I назначил 39-летнего бристольского негоцианта Вудса Роджерса. Как показывал опыт борьбы колониальных держав с джентльменами удачи в Карибском море, никто лучше не справлялся с пиратами, чем сами пираты. Знаменитую пиратскую базу на Тортуге по наущению французов разгромил французский же флибустьер Левассер, получив в награду пост губернатора острова. Точно так же легендарный Генри Морган уничтожил пиратский рай на Ямайке, по доброй воле обменяв свою славу на мундир командующего британскими войсками на острове. Роджерс некогда тоже был морским разбойником, только законным – приватиром (так называли владельцев каперских грамот, чьи корабли снаряжались частными лицами). В 1708 году несколько бристольских купцов, бизнес которых терпел убытки из-за очередной англо-испанской войны, решили заняться каперством. Специально для этого они учредили акционерное общество и на деньги, вырученные от размещения акций, приобрели два хорошо вооруженных корабля. Возглавить экспедицию купцы предложили своему земляку, моряку и торговцу Вудсу Роджерсу. У новоиспеченного приватира родился смелый план: «пощипать» испанцев там, где они менее всего ждали нападений – у тихоокеанского побережья Южной Америки, мало знакомого британским мореплавателям. Корабли Роджерса успешно пересекли Атлантику, обогнули мыс Горн и в течение 1719 года захватили 20 испанских судов (среди них был манильский галеон с грузом, оцениваемым в 2 миллиона песо). Высадив десант в Эквадоре, Роджерс взял контрибуцию с портового города Гуаякиль. В 1711 году, через Вест-Индию, Индийский океан и вдоль африканского побережья, он вернулся на родину, став вторым после Френсиса Дрейка британцем, совершившим кругосветное плавание. Экспедиция сделала прежде простого, но рискового капитана богатым и знаменитым в Англии человеком.

На Багамах Роджерс появился в июле 1718 года и, как оказалось, весьма вовремя. Тремя месяцами ранее Эдвард Тич во главе 400 пиратов на четырех кораблях отправился в рейд к побережью Каролины. Тем не менее, губернатора встретили враждебно – в гавани Нассау он увидел горящий парусник, который один из пиратских главарей не пожалел поджечь ради острастки. Но Роджерс прибыл не абы как – на 60-пушечном линкоре, в сопровождении еще одного военного судна. А когда в Нассау узнали, что новый губернатор уполномочен даровать амнистию раскаявшимся, то к нему явилась делегация. Посланцы заверили Роджерса, что многие пираты очень хотят получить королевское прощение (вполне возможно, среди них были те, кто слышал, чем закончился на Ямайке отказ «берегового братства» принять амнистию из рук Моргана – коварным и жестоким разгромом). В подтверждение этих заявлений перед губернаторским домом выстроились 300 пиратов, давших приветственный залп из мушкетов.

Те из джентльменов удачи, кто не желал бросать привычное ремесло, но также и связываться с губернатором, которого неожиданно поддержала часть их собратьев, покинули Багамы. Некоторые главари со своими командами некоторое время продолжали разбойничать в Карибском море, другие сразу подались в Индийский океан. Эдвард Тич так и не вернулся на острова, в буквальном смысле сложив голову во время стычки с британскими моряками у побережья Северной Каролины. Добровольно или после уговоров, королевское прощение приняли около 1000 пиратов. Кто-то из них перешел на королевскую службу, занялся торговлей или каким-либо иным легальным делом. Роджерсу пришлось повесить всего восьмерых непокорных. В 1728 году он утвердил в качестве девиза Багамских островов фразу, подводившую итог его миссии - Expulsis piratis restituta commercia. Коммерция эта, впрочем, была порядочной лишь по меркам того времени. Основным и наиболее доходным товаром, поставлявшимся в Новый Свет из Старого, являлись негры-рабы. На деньги, вырученные с их продажи, здесь закупался сахар, кофе, табак, хлопок. Прибыль, полученная в Европе, вкладывалась в новые рейсы к берегам Африки и далее снова в Вест-Индию. Вудс Роджерс сам занимался работорговлей и владел крупным невольничьим судном.

Коммерческое благополучие Багам было нарушено в 1776 году американскими повстанцами и в 1782 году испанцами, сумевшими захватить Нассау. По завершении войны североамериканских колоний за независимость на Багамы прибыло множество эмигрантов вместе со своими слугами и рабами. Население островов разом увеличилось вдвое. В 1789 году местная палата представителей (еще при Роджерсе Багамы получили права частичного самоуправления) приняла акт о введении собственной разменной монеты. Король Георг III одобрил этот акт лишь в 1802 году - помешали новые войны. А еще через четыре года Soho Mint отчеканил для Багам 120 000 медных монет: на аверсе – портрет Георга III, на реверсе – парусник и надпись Expulsis piratis… По весу багамская монета соответствовала полпенни метрополии. Но на архипелаге ее номинал был объявлен равным целому пенни – и ничего, подействовало (вероятно, багамские власти последовали примеру Бермуд, где в 1794 году появились в обращении свои аналогичным образом облегченные медяки).

Лозунг, придуманный Роджерсом, вновь появился на багамских монетах только в середине XX века – как часть герба островов, утвержденного в 1869 году и несколько обновленного в 1959-м. И лишь на пяти долларах 1966-70 годов выпуска и 100 долларах 1971-72 годов. В 1973 году, после провозглашения независимости Багам, из герба исчезли любые намеки на пиратское прошлое островов. Так, трехмачтовый корабль XVIII века был заменен на каравеллу Колумба, а латинский лозунг – на английский Forward, upward, onward together («Вместе дальше, выше, вперед»). Зато пиратскую тему подхватили туристические фирмы и кинорежиссеры. Именно на Багамах снимались сверхуспешные «Пираты Карибского моря». Джонни Депп даже приобрел здесь маленький остров. Вот так вот: вспомнили пиратов – получили коммерцию.

(Источник - статья Ивана Просветова с сайта http://www.numizmat.net)

Аватара пользователя
ironbutterfly
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 15:09
Откуда: Ukraine

Сообщение ironbutterfly » 18 июн 2010, 16:13

История жизни сэра Френсиса Дрейка

Френсис Дрейк родился около 1540 года на ферме в Кроундейле, недалеко от Тейви-стока, в Девоншире. Ревностный протестант, отец Френсиса, Эдмунд Дрейк, был вынужден бежать с семьей из Кроундейла в Плимут, когда в 1549 году началось крестьянское восстание. Эдмунд Дрейк устроился корабельным священником. Домом Френсиса, как и родившихся вслед за ним еще одиннадцати детей, стал корабль. Читать и писать Френсиса научил отец, но, надо сказать, что до конца жизни он не был особенно силен ни в том, ни в другом. Но оратором Френсис стал прекрасным, о чем впоследствии свидетельствовали его коллеги по парламенту.

Острова Кука, 50 долларов 1988.
Изображение

По-видимому, Френсису было не больше десяти лет, когда отец определил его юнгой на торговый корабль, совершавший рейсы во французские и нидерландские порты. В 1561 году владелец судна умер, завещав ему свой корабль. Так в 16 лет Френсис стал капитаном и владельцем небольшого барка.

Когда Френсис узнал о готовящейся Хокинсом новой экспедиции в Карибское море, он, не колеблясь, предложил ему свои услуги. Однако экспедиция закончилась неудачно, нападения английских пиратов были отражены испанскими колонистами. Четыре английских корабля из пяти были захвачены испанцами. Пятый корабль Дрейк привел назад, в Англию.
В середине XVI века на испанских атлантических путях большую активность начали проявлять английские пираты. Малые Антильские острова стали основными пиратскими базами; отдельные острова постоянно переходили из рук в руки, от пиратов одной национальности к другой.

Каймановы острова, 1 доллар 1994.
Изображение

Дрейку удалось перенести борьбу с Антильских островов к берегам самой Испании и нанести ей затем ряд сокрушительных ударов у тихоокеанских берегов Америки.

Через четыре года Дрейк уже самостоятельно совершил набег на Панамский перешеек, разгромил караван, шедший с драгоценными металлами из Перу, и на захваченных новеньких испанских судах благополучно вернулся в Англию.

В 1577 году Дрейк приступил к самому важному из своих предприятий, которое неожиданно для него самого завершилось первым английским (и вторым после Магеллана) кругосветным плаванием. Основной целью пирата было нападение на тихоокеанские берега Испанской Америки.

Вернуться в Англию Дрейк предполагал кружным путем - обогнув Америку с севера, для чего он надеялся использовать Северо-западный проход, который только что "открыл" Мартин Фробишер. Между тем испанцы, наученные горьким опытом последних лет, ожидали английских пиратов на подходах к Карибскому морю и послали туда сильный флот.

Британские Виргинские острова, 100 долларов 1979.
Изображение

Дрейк снарядил четыре корабля вместимостью 90-100 тонн, не считая пинасса, 20 августа 1578 года Дрейк вступил в Магелланов пролив. Он прошел его очень быстро, всего лишь за двадцать дней, но в Тихом океане флотилию встретил свирепый шторм. Из всей флотилии остался лишь один корабль "Золотая Лань". Буря занесла его далеко на юг, и Дрейк убедился, что за Огненной Землей простирается открытое море. Поэтому на современных картах именем Дрейка назван широкий пролив, отделяющий архипелаг Огненной Земли от Антарктиды.

Совершив вынужденную вылазку на юг, Дрейк, как только утихла буря, взял курс на север и вышел к чилийским берегам. Он совершил дерзкий рейд вдоль всего Тихоокеанского побережья, пустил ко дну множество испанских кораблей и последовательно опустошил важнейшие гавани на чилийских, перуанских и мексиканских берегах. "Золотая Лань" пересекла Тихий океан, вышла к Филиппинам и, обогнув мыс Доброй Надежды, в сентябре 1580 года возвратилась в Англию, Это было второе в истории мореплавания кругосветное путешествие.

В 1587 году Дрейк предпринял свой исключительный по дерзости набег на важнейший испанский порт Кадис: с четырьмя боевыми кораблями он порвался в порт, потопил и сжег более тридцати испанских кораблей. На обратном пути он уничтожил у португальских берегов около сотни неприятельских судов. Однако самую богатую добычу доставило Дрейку португальское судно, шедшее из Индии с грузом пряностей. Этот груз представлял такую ценность, что каждый матрос в эскадре Дрейка "считал свою судьбу устроенной". С этого времени английские предприниматели обратили сугубое внимание на Ост-Индию.

Восточно-Карибские государства (OECS), 2 доллара 2003.
Изображение

В 1589 году Дрейк предпринял военно-морскую экспедицию в Португалию, которая окончилась безуспешно. Основная ее цель - захват Лиссабона - не была достигнута. Из 16 тысяч человек, отправившихся в экспедицию, в живых осталось 6 тысяч. Шесть судов было потеряно; правда, ни один королевский корабль не пострадал. Фактические расходы королевы составили вместо 20 тысяч фунтов стерлингов 50, что для скупой Елизаветы было большой неприятностью.

Дрейк утратил не только благосклонность королевы, но и расположение купцов лондонского Сити. Они решили, что счастливая звезда Дрейка закатилась. Несколько лет он не выходил в море. В 1591 году он наконец осуществил свой давний проект улучшения водоснабжения Плимута, вложив в строительство водоотводного канала и собственные средства.
В 1592 году отношение королевы к Дрейку как будто начало меняться к лучшему. Ходили даже разговоры, что Дрейк вскоре отправится в очередное плавание, В Новый год Дрейк послал Елизавете подробный доклад о своем плавании к Номбре-де-Дьосу в 1572 году - Королева одобрила план Дрейка, но включила в экспедицию Джона Хокинса в качестве напарника Дрейка. Она теперь не доверяла "своему пирату".

Замбия, 1000 квача 2000.
ИзображениеИзображение

Дрейк хотел захватить Панаму, но королева в своей инструкции ограничивала его действия лишь уничтожением кораблей в испанских портах и нападением на "золотой флот". Корабли должны были вернуться в Плимут в мае 1596 года. Королева выделила экспедиции шесть кораблей военно-морского флота и 2500 пехотинцев под командованием опытного офицера Томаса Баскервиля, принимавшего участие в недавних сражениях с испанцами в Бретани, а также 30 тысяч фунтов стерлингов. Купцы лондонского Сити передали на организацию экспедиции 60 тысяч фунтов стерлингов и снарядили 21 корабль.

29 августа 1595 года корабли покинули Плимут. Флотилия была разделена на две эскадры, которыми командовали Дрейк и Хокинс. В результате постоянных разногласий между Дрейком и Хокинсом, 20 января 1596 года эскадра оказалась в тяжелом положении близь острова Эскудо-ле-Верагуа. Там англичане захватили испанское посыльное судно, от команды которого узнали, что знаменитые города, о которых рассказывал Дрейк, бедны и путь к ним очень труден из-за многочисленных отмелей и рифов.

Остров Джерси, 5 фунтов 2003.
Изображение

Все время дули неблагоприятные ветры. Продовольствие на кораблях кончилось. Место, где они остановились, было очень нездоровым. На судах люди умирали от лихорадки и дизентерии. Дрейк и сам заболел дизентерией. На 12-й день он решил положиться на судьбу: приказал поднять якоря и ловить тот ветер, какой Бог пошлет.

Ветры погнали корабли назад к Номбре-де-Дьосу, Дрейк слабел с каждым днем. Он уже не покидал своей каюты. Но воля его не была сломлена. В ночь на 28 января, почувствовав приближение смерти. Дрейк с большим трудом оделся, попросил своего слугу Уантлока помочь ему облачиться в доспехи, чтобы умереть достойно, как солдат. На рассвете 28 января 1596 года Дрейк скончался.

Через несколько часов флотилия подошла к Номбре-де-Дьосу. Командование флотом принял Томас Баскервиль. Тело Дрейка было положено в свинцовый гроб. Под грохот салюта гроб был опущен в воду залива в нескольких милях от берега, "почти, в том месте", сообщали потом участники плавания, "откуда адмирал начал свой путь к всемирной славе". В том же месте были затоплены два корабля флотилии и несколько захваченных испанских судов - как дань особого уважения к Дрейку.

Остров Мэн, 1/10 кроны 2003.
Изображение

Аватара пользователя
ironbutterfly
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 15:09
Откуда: Ukraine

Сообщение ironbutterfly » 18 июн 2010, 17:03

История жизни Уолтера Рэйли

Уолтер Рэйли (Walter Raleigh, 1552(4) — 1618) был человеком удивительной судьбы. Сын бедного девонширского дворянина, родившийся не то в 1552, не то в 1554 году, он с семнадцати лет участвовал в религиозных войнах во Франции на стороне гугенотов. В 1578 году он принял участие в полупиратской-полуисследовательской экспедиции своего брата, сэра Хэмфри Гилберта, где командовал небольшим кораблем «Фалькон». Шесть месяцев он находился в Атлантике, испытав множество опасных приключений, не раз вступая в схватки с испанскими кораблями, и, наконец, в мае 1579 года вернулся в Англию.

Остров Мэн, 1/5 кроны 2003.
Изображение

Рэйли был талантлив, дерзок, смел и не упускал ни единой возможности для самообразования: в перерывах между боями и в период стоянки на зимних квартирах во Франции Уолтер в совершенстве овладел древними языками; он превосходно знал право, философию, историю. Бретер, и притом опасный (недаром его называли первой рапирой Англии), завсегдатай всех кабаков и злачных мест Лондона, игрок, душа веселых компаний, он успевал в промежутках между очередной дуэлью и попойкой набросать проект экспедиции в Северную Америку, ославить едкой эпиграммой незадачливого вельможу, часок-другой поработать над историческими сочинениями и урвать минуту для того, чтобы где-нибудь в Саутуроке встретиться с неким Уильямом Шекспиром, юным актером театра «Глобус».

Однажды он познакомился с всесильным временщиком Елизаветы графом Лейстером и произвел на него такое сильное впечатление, что Лейстер вскоре представил своего нового друга королеве. Уолтеру было тогда тридцать лет, Елизавете сорок девять. Стройная фигура, пламенные речи, красивые глаза пленили стареющую королеву, и Рэйли вскоре был посвящен в рыцари, не совершив при этом подвигов Дрейка.

В 1580 году произошло восстание в Ирландии, поддержанное испанцами. Они заняли форт Смерник, и отправили корабли за подкреплением. Англичане осадили форт, ожидая подхода артиллерии. Двадцатишестилетний капитан Уолтер Рэйли во главе отряда английской пехоты был отправлен на подавление этого восстания. В ожидании флота он организовывал засады и предпринимал партизанские вылазки. Когда англичане захватили форт, по приказу Рэйли было повешено 507 испанцев, два десятка ирландцев и несколько английских перебежчиков.

Поняв, что заниматься самостоятельным промыслом гораздо выгодней, чем служить в регулярной армии, в 1583 году Рэйли заявил о своем намерении открыть северо-западный торговый путь из Англии в Индию и Китай. Он был пожалован каперским патентом, что давало возможность легально грабить иностранные суда, в первую очередь испанские.

В 1584 году он организовал две экспедиции в Америку с целью грабежа и колонизации ее восточного побережья. Итогом экспедиции было открытие Виргинии и нанесение на карту неведомых ранее земель. Облик Рэйли полностью совпал с описанием Гуаттараля из индейских легенд, и его приняли как бога, надеясь на помощь в борьбе с испанцами. Там он впервые услышал легенду об Эль Дорадо — Золотом Человеке, и сказания о золотых приисках у Великих Озер, что весьма захватило его воображение. Рэйли полагал, что дыма без огня не бывает, а потому усматривал в сказаниях об Эль Дорадо зерно правды. Кроме того, корабли доставили в Англию редкостные и удивительные растения — табак и картофель. С легкой руки сэра Уолтера, виргинское зелье стали курить при королевском дворе, а вареные картофельные клубни вошли в меню званых обедов.

В 1585 году Рэйли захватил несколько испанских судов с шестьюстами человеками на борту около Ньюфаундленда. В 1586 всего на кораблях «Snake» (Змей) и «Mary Spark» (Мери Спарк) он напал на испанский флот. Небольшие подвижные корабли англичан были недостижимы для выстрелов больших и тяжелых испанских галеонов, и после 32-х часовой битвы англичане одержали победу около Ньюфаундленда. В числе пленных оказался дон Педро Карпьенто де Генабоа, контролировавший Магелланов пролив. Рэйли определил выкуп за каждого пленника золотом, равным их весу каждого пленника. Двор получил огромные прибыли с экспедиций Рэйли, и популярность его выросла значительно.

В 1587 году началась война с Испанией. Рэйли вновь был призван на королевскую службу и командовал небольшой эскадрой. 23 июля 1588 года состоялось сражение при Портленде, которое продолжалось целый день. Хотя испанский флот превосходил английскую эскадру количеством кораблей, но по-прежнему состоял из неповоротливых галеонов с высоко расположенными орудийными палубами, что затрудняло ведение огня на коротких дистанциях по низким целям. Поэтому Рэйли использовал свою излюбленную тактику — выманивал галеоны на бой в открытое море, где, используя маневр, приближался к ним на короткую дистанцию и почти безнаказанно пускал ко дну. К концу дня разгром испанской эскадры был завершен.

В ноябре 1591 года Рэйли тайно женился на фрейлине королевы Элизабет Трокмортон, а в марте следующего года Элизабет родила сына, которого сдала на руки кормилице и вернулась во дворец к исполнению своих обязанностей фрейлины. Королева была в полном неведении об этом «похождении» своего фаворита. Но нет ничего тайного, что бы рано или поздно не стало явным. Взбешенная таким «предательством», Елизавета арестовала обоих незадачливых супругов. Неожиданно, через два месяца, 15 сентября 1592 года Рэйли был прямо из тюрьмы направлен для проведения ревизии и составления отчета о прибыли по результатам пиратского рейда. Дело в том, что снаряженный им еще до ареста корабль вернулся в Дортмунд с добычей, и коронованная пайщица, опасаясь обмана, решила послать Рэйли разобраться с делами фирмы. Оказалось, что общая стоимость захваченного груза оценивалась в 150 тысяч фунтов стерлингов, из которых на вложенные 3 тысячи фунтов королева получила 90 тысяч фунтов. Однако после окончания подсчетов сэр Уолтер был снова водворен в Тауэр. Только 13 декабря 1592 года супругов выпустили на свободу.

Увлекшись поисками сказочной страны Эльдорадо, сэр Уолтер Рэйли снарядил экспедицию и 9 февраля 1595 года вышел из Плимута с флотилией из пяти кораблей. Поднявшись по течению Ориноко, он долго и безуспешно искал страну «позолоченного короля». Итогом исследований явилась его книга «Путешествие в огромную, богатую и прекрасную империю Гвиана с великим и золотым городом Маноа», которая была переведена на многие европейские языки и издавалась в Англии, Германии, Голландии, Франции.

Сэр Уолтер Рэйли отличился в экспедиции лорда Эссекса против Кадиса в 1596 году. Он сыграл весьма важную роль в разгроме испанского флота и захвате города, впервые в истории применив тактику, получившую в последствии название «психической атаки». Встретившиеся в горловине бухты два флота сражались целый день. Рэйли прошел через строй мелких испанских кораблей, на каждый залп отвечая лишь звуками горна, и, бросив якорь напротив галеонов, три часа обстреливал их из всех орудий. Когда испанцы выбросились на берег, посадив галеоны на мель, Рэйли расстрелял их из пушек. Победа была полной! Королева Елизавета встретила его очень приветливо, они провели вместе несколько часов, и сэр Уолтер снова получил разрешение посещать ее в любое время, но леди Элизабет так больше никогда не была допущена ко двору.

24 марта 1603 года королева Елизавета умерла. На английский престол вступил под именем Якова I король Шотландии Яков VI Стюарт, отношения с которым у сэра Уолтера сразу же не сложились. Враги Рэйли довели до сведения короля, что тот состоял в заговоре против предоставления трона Якову. Все это было выдумкой от начала до конца, однако сэра Уолтера арестовали, судили за государственную измену и приговорили к смерти: «Вас повезут в повозке,— было сказано в приговоре,— к месту казни, где повесят, но еще живым вынут из петли, обнажат тело, вырвут сердце, кишки и половые органы и сожгут их на ваших глазах. Затем вашу голову отделят от тела, которое расчленят на четыре части, чтобы доставить удовольствие королю».

По непонятным причинам король решил повременить с казнью, в ожидании которой Рэйли провел в тюрьме 13 лет. Неожиданный поворот судьбы он встретил достойно, как подобает философу. Все эти годы он много и напряженно работает. Сидя в Тауэре, он написал «Трактат о кораблях», «Обзор королевского военно-морского флота», «Прерогативы парламента», «Правительственный совет» и, наконец, начал «Историю мира», которую ему удалось довести до 130 года до н.э.

Возможно, Рэйли так и окончил бы свои дни в заточении, если бы не вывели его на свободу все та же страстная мечта и прежнее увлечение Эльдорадо. В письмах королю он предлагает свои услуги, поясняя, что только он знает пути к золотоносным копям за океаном на ничейной территории. И вот однажды на рассвете перед сэром Уолтером открылись двери каземата.

Через несколько недель возглавляемая им эскадра вышла из Англии и взяла курс к берегам Южной Америки. Но кораблям так и не удалось войти в устье Ориноко: Рэйли был беспощаден к себе, строг с офицерами и жесток с матросами, в боях погиб его сын Уолтер младший, однако ветер, течения и судьба оказались сильнее. Экспедиция была провальной с самого начала. Команды были подобраны из висельников, которые не собирались выполнять приказы, и корабли отставали один за другим. Опасаясь бунта, Рэйли приказал повернуть обратно.

Понимая, что к королю с пустыми руками возвращаться нельзя, он занялся грабежом испанских кораблей. Хотя казначейство не имело претензий, так как сэр Уолтер компенсировал расходы, встал вопрос об удовлетворении раздраженных испанцев. Дело зашло слишком далеко и уже пахло новой войной. Поразмыслив, король принял «мудрое решение»: казнить Рэйли по обвинению в государственной измене — ведь имевший законную силу приговор был «забыт», но так и не был отменен. Таким образом, за кровь будет заплачено кровью, а золото можно и не возвращать.

Сам Рэйли, удрученный феерической сменой удач и поражений, надежд и новых разочарований, отнесся к вести о предстоящей казни без особого волнения. Как большую милость ему объявили, что король изменил условия казни: Рэйли должны были просто обезглавить, без четвертования и вырывания внутренностей. 29 октября 1618 года приговор был приведен в исполнение. Стоя на эшафоте и рассматривая топор палача, он пошутил в последний раз: «Это лекарство — снадобье острое! Но лечит от всех болезней!».

Голова сэра Уолтера была положена в красную кожаную сумку, а тело завернуто в бархатную материю. Леди Элизабет похоронила тело мужа в церкви святой Маргариты в Вестминстере, а набальзамированную голову хранила у себя 29 лет, до самой своей смерти.


Вернуться в «ТЕХНИКА И АРХИТЕКТУРА НА МОНЕТАХ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость